Главная » Страница настоятеля » Статьи, интервью » Размышление о днях, которые мы переживаем


Здравствуйте, мои дорогие.

Я хочу сегодня обратиться к вам с некоторыми размышлениями о тех днях, том периоде, который мы все вместе с вами проживаем. Сегодня началась Страстная неделя. И эту Страстную неделю нам, членам нашей Церкви, священникам и прихожанам города Москвы и Московской области, придется прожить в разлучении друг от друга. Видимом разлучении.

К величайшему сожалению, эпидемия набирает обороты и всякое скопление людей становится очень опасным для их здоровья, а может быть, и для жизни некоторых из нас.

Мы, священники, продолжаем совершать богослужения в закрытых храмах без прихожан, но это совсем не значит, что мы разлучены друг с другом. Потому что мы единое Тело Христово. И каждый из нас должен сегодня как можно глубже об этом задуматься: что означает вот это наше единство? Только ли видимое единство нашего церковного собрания на богослужении, только ли видимая форма общей молитвы, когда мы все время принимаем участие в общем церковном обряде, в общем церковном действии, или это единство больше, глубже, существеннее, чем просто внешняя форма объединения?

Эти дни, которые настали для нас так неожиданно, для каждого из нас мне кажутся волей Божией о каждом из нас, о нашем мире и о нашей Церкви.

Мне кажется, что Господь сегодня хочет преподать нам некий урок. И мы должны быть очень внимательны к Его воле, к своему внутреннему слуху. Что хочет от нас Господь, почему мы сегодня в таком положении? И мне кажется, что в эти дни у нас есть возможность заглянуть в глубину своего сердца и посмотреть, а что у меня вот тут вот происходит? Что творится вот здесь? Достаточно ли в моем сердце места для Бога? Для веры? Для упования? Для принятия воли Божией. Для принятия самого себя в этом состоянии. Мы должны обратиться с серьезным анализом наших мыслей. Что творится в нашей голове, к чему направлены наши помышления? Куда они нас сегодня ведут?

Мы должны обратиться к нашей душе, нашим чувствам и тоже внимательно их проверить, насколько наши чувства сегодня чисты, полны упования на Бога, и по отношению к нашим ближним, как мы сегодня, находясь вдалеке от них, переживаем нашу любовь, нашу дружбу, или нашу нелюбовь и наше отчуждение. Это все очень важно для нас. Мы должны сегодня еще раз подумать, а что для нас молитва? В чем она заключается? Каким образом молитва связывает меня с Богом? Каким образом моя молитва становится вот этой мыслью, которая связывает меня с Богом? Каким образом моя молитва становится для меня главной нитью, которая крепко держит меня — как будто якоречек и я связан с Богом. И эта ниточка никогда не разорвется.

Я думаю, что такое испытание веры очень полезно для нас, потому что мы оказываемся наедине с самими собой, и в каком-то смысле — наедине с Богом, Который всегда рядом с нами. Только мы не привыкли этого замечать. Мы не привыкли жить рядом с Богом. И внешняя форма богослужения — это очень часто для нас такая очень удобная форма, к которой мы подключаемся как к чему-то такому, что лично нам не принадлежит, и мы поэтому так комфортно и так удобно чувствуем себя в Церкви. И поэтому мы так беспомощно и одиноко чувствуем себя дома на нашей домашней молитве.




Это, мне кажется, серьезный для нас для всех урок. Очень многие переживают, что на Пасху они не окажутся в храме. Ну что же, такое уже бывало со многими из нас. Например, такое бывало со мной, и я хочу вам об этом немножечко рассказать.

Я крестился молодым человеком, но достаточно уже сознательным. Мне было 20 лет, это было 40 лет назад, я крестился в 80-м году. Мой выбор веры был, может быть, не совсем подготовленным серьезной катехизацией, но это был мой личный путь и я это сделал сознательно, и для меня это был очень серьезный поступок – для студента педагогического вуза в брежневские, советские времена.

И вот наступила моя первая Пасха, и я собрался пойти в храм, для того чтобы пережить вот эту радость Христова Воскресения, для того чтобы впервые быть там, где должен быть настоящий православный христианин на Пасху. И вот я пришел на ночную службу, а меня на нее не пустили, потому что храм в тот самый период, на Пасху (об этом многие забыли или даже не знали), были закрыты для посещения молодых людей. Они были все в окружении милиции, и туда пускали в Пасхальную ночь на службу только бабушек. И никого из молодых людей не пускали в храм. И вот я пришел в храм на Пасху, а меня не пустили. Но почему-то я помню этот Пасхальный день как один из самых радостных и счастливых дней моей жизни.

Я не попал в храм на Пасху. Но я со своими молодыми друзьями просто ходил по ночной Москве и пел «Христос воскресе из мертвых». Мы ходили по этим бульварам Чистопрудным, потому что мы ходили в храм Антиохийского подворья, Архангела Гавриила, и туда нас не пустили. Но мы ходили с друзьями по бульварам и по улицам старой Москвы и в течение всей ночи, не прекращая, пели «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав». И я никогда не забуду этой Пасхи.

Я надеюсь, что и каждый из нас сможет так же пережить этот великий день в настоящей пасхальной радости, в настоящем единстве с нашим Спасителем, Который победил смерть. Христос посреди нас!