Главная » Страница настоятеля » Статьи, интервью » Что нового Рождество принесло в мир?

Что нового Рождество принесло в мир?




Что изменилось с рождением Христа для мира и человека? Родился Христос, - Бог, который любит нас. Но вокруг столько бед, вон кризис, а у кого-то друг от рака умирает. Разве страданий на земле стало меньше? Как-то не видать этой любви-то... Мир такой жесткий, ужас.  
Как увидеть любовь Божию среди боли, несправедливости, страданий?



Только неискушенный человек думает, что взаимоотношения людей и Бога просты. Да, они кажутся простыми, но только тогда, когда человек от Бога ждет простых вещей: здоровья, денег, успеха, помощи в работе и личной жизни. Во все времена и во всех религиях этот список просьб к Богу примерно одинаков. И отношения с Богом человеку - предъявителю списка кажутся отношениями с неким всемогущим и таинственным существом, которое человек либо задабривает, либо исполняет его директивы. В этом случае отношения человека и Бога определены, просты и понятны.

Поэтому так часто слышишь от людей, что все религии одинаковы, в них – одни и те же правила и заповеди, а Бог – один на всех. Такое отношение к вере в бытовом смысле очень популярно. И немного похоже на сцену в фильме «Мимино», когда в гостинице «Россия» японские туристы видят двух главных героев: грузина и армянина и говорят друг другу: как эти русские похожи друг на друга! Как они только друг друга отличают!

Примерно так же выглядят и люди, утверждающие, что все религии равны и похожи между собой. Да, они похожи - но лишь для людей, далеких от Бога. И из своего далека им кажется, что это Бог очень далек от них. Бог могущественен и велик, а ты жалок, слеп и наг. Поэтому с Богом нужно уметь договариваться.

Религиозные системы всех времен и народов выстраивают примерно одинаковые схемы таких договоров: это разнообразные ритуалы, жертвоприношения, кодексы. Учат, что надо быть хорошим, а не плохим. Нельзя убивать, нельзя воровать. Надо подавать милостыню. А Бог при этом остается далеким и незнакомым. Человек имеет дело с идеей Бога, а не с Творцом, как таковым, и только пытается приспособиться под Него, чтобы получше устроить свою жизнь. Сам же Бог ему неинтересен. Что между ними общего? Какое дело великому Богу до маленького человека? Кажется, человек Богу просто … не нужен.

А Рождество приносит в мир истину, удивительную и непостижимую даже для многих христиан: оказывается, человек нужен Богу. Настолько, что великий Бог рождается в мире людей как беззащитный Младенец, а позже добровольно идет на страшную смерть… И в этом отличие: Бог нужен человеку время от времени, когда сильно припрет. А Господь думает о нас иначе: человек нужен Богу навсегда, навечно!

Рождество Бога как Человека, принявшего всю полноту человеческой природы, кроме греха, но не потерявшего божественного всемогущества, впервые за всю историю отношений Творца и человека дало людям возможность принять Бога не как силу, не как власть, не как отстраненное чудо, а в простоте любви. Бог называет себя нашим Отцом. И это самое главное, самое новое и самое удивительное: отныне Бог человеку - Отец, заботливый и ответственный.

И это будет ново всегда, к этому нельзя привыкнуть. Но познать это может каждый - сердцем. И это главная задача: научиться быть Богу не рабом, не наемником, - а сыном. В этом сущность нашей христианской веры, которая именно этим непохожа на все остальные.

Но как же, спросит человек, если Бог стал людям Отцом, почему Его дети совсем не изменились? Они страдают, болеют, враждуют и убивают друг друга.

Бог приходит в мир, но с Его пришествием мир не превращается в райский сад. Вспомним: Рождество Сына Божиего в мир начинается с кровопролития: царь Ирод приказывает убить всех младенцев в Вифлееме, близких по возрасту Младенцу-Христу и Бог не останавливает и не предупреждает это избиение. Это один из самых страшных вопросов Евангелия: почему? Почему рождение Христа, которое стало светом миру, сопровождается этим кровавым кошмаром, смертью детей, слезами и криками матерей? 

Но ведь и само рождение Христа трагично: сейчас Рождество для нас – это уютный семейный праздник с елкой и застольем, а ведь Евангелие совсем не так описывает приход Спасителя в мир. Рождественские песнопения говорят о начале страданий Бога за нас. Пещера, где Он рождается – прообраз гроба Господня, пелены – прообраз плащаницы, дары волхвов – погребальные образы. Все это знаки того, что Христос готовит себя не к жизни среди людей, а к смерти за человеческий род. 

Явление Бога на земле – это не ревизия с вопросом: как там живет человек? Бог не приходит к нам как прокурор к подсудимым. Он приходит с даром Своей любви. Он приходит, чтобы эту любовь подарить всем нам. Но вместе с даром любви Он приносит людям и дар свободы, потому что любовь без свободы - неосуществима. 

И вот здесь начинается конфликт, потому что существовать в полноте любви и свободы могут только равные. Какая полнота любви и свободы может быть между царем и рабом? Между начальником и подчиненным? 

Но именно здесь происходит невмещаемое умом, но постигаемое сердцем действие Божие. Для того, чтобы маленький человек мог быть свободен в присутствии великого Бога, великий Бог становится маленьким-премаленьким Человеком. Более того, этот маленький-премаленький Человек связан по рукам и ногам рождественскими пеленами, как бы еще раз показывая нам, людям, как Он доверяется нам, и как свою божественную свободу Он ограничивает ради того, чтобы мы научились быть свободными, научились той любви, которую Он принес в своем Рождестве. 

Бог пришел в мир как Человек, чтобы принести людям любовь и научить людей этой любви через Себя Самого. Любви, которая не ищет своего, не гордится и не завидует, все переносит и никогда не перестает. Евангелие – это главная книга о том, как научиться такой любви, побеждающей зло и превозмогающей страдание. 

Мир не может быть вообще избавлен от страданий, словно по взмаху волшебной палочки. Миру дана свобода, и избавить мир волшебным образом от страданий – значит избавить его от свободы. А избавить мир от свободы – значит избавить мир от подлинных отношений человека и Бога. 

Ведь мир – это не игра Бога в человека, словно в оловянных солдатиков. Если бы было так, то все роли были бы заранее распределены, все предопределено: вот игра в войну, вот игра в катастрофу, вот игра в благоденствие и благополучие. Но мир живет в свободе, и эта свобода предполагает возможность катастрофы, точно так же, как возможность катастрофы предполагает всякая любовь. Но Бог не оставляет человека наедине с катастрофой, Он – всегда внутри нее.

Там, где страдания, там всегда Христос. Только бы это понял страдающий человек. Господь принял на себя и ответственность за страдания, и полноту участия в страдании человека. Поэтому можно говорить о том, что там, где страдает человек, ему обязательно сострадает Христос. И это сострадание дается человеку как возможность принять Христа в свою жизнь. 

Пока отношения человека и Бога находятся на стадии подзаконных, как у раба и Царя, человек пытается вести себя правильно, но взамен предполагает, что и у него все будет хорошо, что Бог «обязан» выполнить свою часть договора. 

Но видел ли кто когда-нибудь жизнь, где все было «хорошо»? Невозможно прожить на этой земле без страданий. Рано или поздно беды и горести постучатся в наши двери, и это никак не зависит от того, хорош или плох, добр или зол человек, благочестив он или нет. И тогда человек начинает обращаться к Богу как к неправедному судье: «за что мне это? Почему это со мной, а не с кем-то еще? Разве я это не заслужил?» Человеку кажется, что он может у Бога что-то заслужить. 

Но если наша вера выросла до отношений детей к своему Отцу, все меняется. Когда у ребенка случается беда, то Отец приходит разделить его беду, как и земные родители. Только лишь когда мы начинаем нуждаться в Боге, как в Отце, мы открываем перед Ним нашу душу без вопросов. Нам уже нужен Сам Отец, Его любовь, а не Его «подарки».

И тогда наши страдания не исчерпываются, не перестают, но они становятся выносимыми. Бог берет их на себя, разделяет эту ношу, и мы это чувствуем. 

Если мы принимаем Христа, если сквозь всю свою боль доверяем Ему, разделяем с Ним эту боль, то мы оказываемся способны жить в этом страшном мире и побеждать боль и страх. Более того, мы становимся способны к другим людям относиться так, как Христос относится к нам. Ведь только тот, кто сам страдал, способен на подлинное сострадание. Мы учимся разделять чужую боль, разделять даже чужую смерть, потому что нас научил этому Христос, родившийся в этот мир и положивший душу Свою за нас.