Пасхальный спектакль 2001 года

                                                                                                                                                                                 

Ширма закрыта экраном (листом кальки). На переднем плане – кровать и стол. В спальне балуются дети.

Мама: Дети… дети! Сегодня вы должны пораньше лечь спать. Завтра самый большой праздник. 
Дети: Пасха! Пасха! 
Мама: Мы с папой пойдем ночью в храм, в эту ночь будет большая праздничная служба… 
Дети: И мы! Мы тоже! И мы с вами! Возьмите и нас! 
Паша: Мы тоже хотим на праздничную службу! 
Родион: В Вербное воскресенье вы нас брали с собой. 
Мама: Да, но это было вечером и утром. А ночью дети должны спать. 
Родион. Мы не будем спать! Мы хотим пойти в храм ночью. 
Дети: Ночью! Ночью! 
Родион: Христос воскрес ночью, и мы пойдем ночью. 
Мама: Дети, если вы не согласны со мной, то спросите у папы, он глава семьи, как он решит, так и будет. 
Дети: У-у-у-у-у 
Папа: Почему вы до сих пор не спите? Уже десять часов. Немедленно спать. Завтра – великий день и вы пойдете в храм утром.

Мама с папой поют колыбельную, укладывают детей и уходят. Дети тут же вскакивают.

Игорь: Ура! Давайте встречать праздник дома! 
Дети: Ура! А как? Что делать? 
Родион: Я знаю. Мы не ляжем спать и будем вспоминать, что было в ту ночь, когда воскрес Христос. 
Игорь: Давайте читать Библию. 
Родион: Я ее сейчас принесу. Она лежит у папы на столе. 
Игорь (показывая на Пашу): Ты будешь фарисеем. 
Паша: А что я должен делать? Кто это – фарисей? 
Игорь: Ну, это книжника, такие… фарисеи… В общем, они больше всех не любили Господа. Ты будешь кричать: Распни его! 
Паша: Не буду! Я люблю Господа! Как же я буду кричать «распни»? 
Ксюша: Но ведь это не по настоящему. Это игра. 
Маша: А мама говорит, что играть в Библию нельзя. Это грех.

Родион прибегает с Библией.

Паша: Конечно, ведь Христос воскрес по-настоящему! Как же мы будем играть?
Игорь: Тогда открывайте Библию и читайте. 
Ксюша и Маша: А какое место открывать?

Паша незаметно отходит в сторону.

Игорь: А то, которое читают в храме. Прочитаем, а потом разделим роли. 
Дети: А мы не знаем, какое место читают в храме ночью… 
Паша: А я завтра папе и маме пожалуюсь, что вы играли в запрещенные игры. 
Ксюша: А я не дам вам свои крашеные яички. 
Игорь: Вы что, не хотите праздновать Пасху? 
Дети: Хотим! Хотим! 
Игорь: Тогда слушайте меня. 
Паша: А мы не хотим. Мы вообще хотим спать. 
Ксюша: Библию нельзя читать в игре. 
Паша: И никто не хочет быть фарисеем. И я не хочу. 
Игорь: Тогда ты похож на Иуду. 
Паша (плача): Я, я… я не Иуда! Я не хочу быть Иудой! Я все маме расскажу!(Убегает и ложится в постель). 
Дети: А почему ты нам даешь плохие роли? Себе, наверное, возьмешь хорошую! Конечно, себе-то самую хорошую выберешь. 
Игорь: Я еще не взял роль… Я только учу вас, как нужно встречать Пасху. 
Родион: А не хочешь ли ты быть Фомой, который не поверил в воскресение Господа? 
Игорь: А я верю. Я верю, что Христос воскрес и Фомой не буду. 
Ксюша: Если уж все-таки будем играть, то я буду Марией Магдалиной… Она первая увидела воскресшего Господа. 
Игорь: Ну вот, Паша уже спит… Он не будет встречать Пасху. Ну, давайте хотя бы почитаем.

Дети читают Библию.

Маша: Я лучше лягу спать, как мама велела. 
Ксюша: И я. Мы ляжем спать и играть не будем. 
Игорь: Ну вот, и они ушли. (Родиону) Хочешь, ты будешь Симоном. Он помог Господу нести крест. 
Родион: Нет. Я устал. Нести крест Господа, ты соображаешь, что говоришь? Пойдем лучше спать. 
Игорь: Ну и иди, я один буду встречать Пасху. Вот, открою окно и буду слушать звон. 
Родион: А одному встречать неинтересно. Христос воскрес для всех, и праздник надо встречать всем вместе. (ложится спать).

Игорь открывает окно, звонят колокола. Он садится за стол над Библией и читает, но начинает зевать и постепенно засыпает. Колокола замолкают, гаснет свет. Над ширмой на фоне темного неба в свете фонаря пролетает ангел. Он исчезает и появляется в человеческом облике со свечей, проходит мимо детей, берет Библию, кладет ее справа на аналой и начинает читать.


Ангел:

На теневом экране

Сцена первая: 

1-я фигура: Кто сей? 
2-я фигура: Сей есть Иисус Пророк из Назарета Галилейского. 

Ангел: 
И он пошел и говорил с первосвященником, как Его предать им. Они обрадовались и согласились дать ему денег.

Иуда уходит. Быстрый топот, дыхание, голос. Иуда появляется и падает на колени.

Сцена вторая: 

Голос Иуды: Согрешил я, предав кровь невинную.

Фигура первосвященника неподвижна.

Голос первосвященника: Что нам до того? Смотри сам.

Звон монет, падающих на камень. Звук шагов. Иуда уходит. 
Фигура первосвященника неподвижна.

Голос первосвященника: Не позволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. 
Матф. 27,4-6

Тишина.

Сцена 3:

Дисгармоничная музыка. Шум голосов. Звук пощечины. Голоса на заднем плане: «Прореки нам, Господь, кто ударил Тебя». «Повинен смерти».

На заднем плане
Правитель: Какое же зло сделал Он? 
Шум народа: Да будет распят! Распни! Распни Его! 
Правитель: Невиновен я в крови праведника сего. Смотрите вы. 
Народ: Кровь Его на нас и на детях наших. 
(Мф, 27,23-25) 

Ангел читает Евангелие: 
Лк,23,30 Пилат снова возвысил голос, желай отпустить Иисуса. 
23,23. Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят, и превозмог крик их и первосвященников. 
23,24. И Пилат решил быть по прошению их. 
23,25. И отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили, а Иисуса предали в их волю.

Сцена 4:

На первом плане фигуры Петра и служанки. Тихая музыка, как удары сердца (Альбинони).

Служанка:И ты был с Иисусов Галилеяином. 
Петр: Не знаю, что ты говоришь. 

Тени: Из-за Голгофы поднимаются три креста. 

Ангел: Инн, 19, 17-18 
И неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа. 
Там и распяли Его. 
Лк.23,32. Вели с Ним на смерть и двух злодеев.

Издевательские голоса на заднем плане: Если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. Уповал на Бога: пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын». 

Голоса разбойников
1-й: если Ты Христос, спаси Себя и нас. 
2-ой: Или ты не боишься Бога, что сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по нашим делам приняли, а Он ничего худого не сделал. Помяни нас, Господи, когда приидешь во Царствие Твое. 

Ангел: Лк.23,44-46 
Было уже около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась посередине.

Свет гаснет. Звук раздираемой бумаги, (разрывается калька-экран, занавешивающая сцену). Зажигается освещение ширмы, на сцене – декорации… Иосиф у себя в саду.



Иосиф:

Все нас влечет к себе гробница эта. 
Единая объединила нас 
Печаль и скорбь… И льются наши слезы, 
И множится к усопшему любовь. 

Кто там идет? Шаги я будто слышу. 
Ах, это Лия с Александром. 
Вы 
Приходите сюда грустить и плакать 
На дорогой безвременной могиле?

Александр:

Мы поднялись пораньше, чтоб до света 
Сбегать за город, в поля…

Лия:

Росою 
Окропленных я нарвала цветов, 
Душистых первенцев весны, чтоб ими 
Усыпать холм могильный.

Иосиф:

Вас туда 
Теперь порой ночною не подпустят. 
Дождитесь дня, недолго до рассвета.

Александр:

Кто, господин, не пустит нас ко гробу?

Иосиф:

Да вы еще не знаете, что стража 
К нему приставлена. Тяжеловесный 
Приваленный к дверям гробницы камень 
Печатями скреплен синедриона.

Лия:

К чему печати?

Александр:

Стража для чего?

Иосиф:

Первосвященники и старцы наши 

Боятся, чтобы тело Иисуса 
Ученики средь ночи не украли 
И не сказали бы потом, что Он 
Воскрес из мертвых.

Александр:

Он и после смерти 
Покоя фарисеям не дает!

Иосиф:

Еще два дня назад я б не поверил, 
Что здесь, в моем саду уединенном, 
Скалистый этот холм, где я себе 
Последнее пристанище готовил, 
Невинного Скитальца приютит.

Лия:

Коль подойти нельзя ко гробу ближе, 
Домой бы нам вернуться, Александр.

Иосиф:

Идите с миром. 
Здесь в уединенье я 
На предрассветную молитву стану.
Остается один.
Пуская навек Твои сомкнулись очи 
И плотию уснул Ты как мертвец, 
Но светит жизнь из тьмы могильной ночи, 
Сияя солнцем в глубине сердец. 
Живительно, и действенно, и ново 
В сердцах у нас Твое бессмертно слово. 
Любви к Тебе душа у нас полна, 
А где любовь, там смерть побеждена! 

МИРОНОСИЦЫ идут ко гробу звучит песня: 

Ангел: 

Мироносицы. 

Входят Иосиф и Центурион.

Центурион:

Ты здесь! А я к тебе спешил, Иосиф.

Иосиф:

Ты шел ко мне? И твоего прихода 
Причиною – мой бездыханный Гость?

Центурион:

Одни ли мы? Никто нас не услышит?

Иосиф:

Нет никого.

Центурион:

Из воинов моих 
На страже бывших у могильной двери, 
Один в тревоге бледный прибежал 
В преторию ко мне с чудесной вестью: 
Лишь наступила полночь, всколебалась 
Земля вокруг надгробного холма, 
И кто-то светлый, дивный, лучезарный, 
Слетев с небес падучею звездой 
От двери гроба камень отвалил…

Иосиф:

Что слышу!

Центурион:

Воины на землю. Пали, 
Затрепетав от страха. Тот, 
Что поспешил ко мне, передавая 
О виденном, дрожал, как лист. Ко гробу 
Я торопливыми пошел шагами, 
И отваленным камень я нашел. 
Я в гроб проник…

Иосиф:

Послушай, там ли тело 
Замученного нашего Скитальца?

Центурион:

Пойдем со мной, и ты увидишь сам.

Иосиф:

Идем скорей.
Уходят. Появляется Никодим.


Никодим:

Мне не найти покоя! 
Обманутый несбывшейся надеждой 
Я день и ночь брожу с своей тоской. 
В больной израненной душе и холод 
И пустота… И сон бежит из глаз. 
О! Тщетны были вера и надежда! 
Не Он, не Он обещанный мессия, 
А ждать другого – силы нет в душе.
(Рыдает)


Лия:

Ах, Никодим, нам только и осталось, 
Что сокрушаться, плакать и рыдать. 
У Иоанна в доме говорили, 
С Иосифом ты снял Его с креста?

Никодим:

Да, я исполнил этот долг печальный. 
Мы лестницу приставили к кресту. 
Гвоздь извлекал я из Его десницы. 
Бессильно за плечо ко мне упала 
Его рука. И мне почудилось, я ощутил 
Прощальное Учителя объятье. 
На память мне приходят неотступно 
Мгновенья эти. Только я их вспомню – 
Невольно слезы катятся из глаз.

Лия:

И заодно с твоими проливаю 
Я и свои.
Появляются Иосиф и Центурион.


Иосиф:

Его во гробе нет!

Лия:

Что говоришь ты! Где же Он, Иосиф?

Иосиф:

Мы видели, что камень отвален, что взяли тело…

Никодим:

Кто же это сделал?

Центурион:

Не ведаю. 
Ученики, быть может, 
В глухую ночь, когда уснула стража 
Его похитили.

Лия:

Но для чего? 
Ученики на это не способны.

Иосиф:

Кругом всю местность обыскали мы, 
Но тела не нашли.

Лия:

Так поспешим ко гробу.
Лия и Никодим уходят.


Центурион:

Я был свидетелем Его страданий 
Когда Он на кресте изнемогал. 
И, видя смерть Его, я всей душою 
Уверовал, уверовал глубоко: 
Воистину, Он – Божий Сын!
Возвращается Никодим.


Иосиф:

Иди, мой друг, порадуйся со мною. 
Сбываются учителя слова: 
Уже нашелся истинный поклонник, 
Каких себе Отец небесный ищет. 
Припомни. Как Наставник незабвенный 
Предсказывал, что в вознесенье Он 
Всех привлечет к Себе, и вот язычник 
В Нем Сына Божия признал. Неверный – 
Уверовал. Да будет, будет стадо 
Единое при Пастыре едином!

Никодим:

О, Иисус! Я видел в Нем мессию! 
Я видел в Нем великого Царя. 
Я ждал Его победы над врагами, 
Я славы ждал, ждал блеска, торжества… 
И что же? Царь мой – тернием увенчан, 
Его престол – залитый кровью крест, 
Его победа – смертная истома… 
А торжество, и блеск, и слава – гроб.
Входят Лия и три мироносицы.


Мироносицы:

Он жив!

Иосиф:

Великий Боже!

Все:

Как?

Никодим:

Ты бредишь!
Возможно ли?

Иосиф:

Предчувствие мое!

Центурион:

Восстал!

Никодим:

Откуда
Вы с этой вестью?

Мир-ца 1:

От Матери Его идем мы к вам, 
Вчера, как солнце за горы зашло, 
От милого Ей гроба воротилась 
К Себе Мария, в Иоаннов дом, 
И в горнице Своей в ночи безгласной 
Одна о Сыне плакала Она…

Мир-ца 2:

Внезапно дивным светом озарилась 
Вся горница: и видит пред Собой 
Мария Сына Своего. Ей мнилось, 
Что это сон иль чудное виденье. 
Но перед Нею Сам Он во плоти.

Мир-ца 3:

И дорогой, знакомый слышит голос: 
Не плач, не плач, о Мати, надо Мной. 
Из гроба я восстал. Прославлен Я 
И вознесу, прославлю и Тебя. 
И каждого, кто с верой и любовью 
Тебя отныне сердцем возвеличит. 
И с этими словами Он исчез.

Никодим:

Прости, мой Бог лукавому сомненью, 
Прости, что вера немощна моя. 
Но ныне, Боже, верой осеня, 
Ты, маловерного, прости меня.

Александр:

Он, как жених их брачного чертога 
Из гроба вышел! Радостно с небес 
Сияет Солнце. Будем славить Бога!

Лия:

Христос воскрес!

Все:

Воистину воскрес!

Иосиф:

Тебе, Воскресшему, благодаренье! 
Минула ночь, и новая заря 
Да знаменует миру обновленье, 
В сердцах людей любовию горя.



Утро. Входят мама и папа и будят детей. Дети рассказывают, какой сон они видели и кем они были во сне. Родители приглашают всех за праздничный стол.