О богаче и Лазаре (Лк. 16,19–31)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

 

Сегодняшнее Евангелие говорит нам о посмертной участи человека, о чем мы знаем очень и очень мало. В нашем Символе веры читаем: «чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Какова эта жизнь будущего века? Каким образом определяется человеческая жизнь после его кончины? Что для нас значит смерть? Что значит для нас встреча с Богом в момент разлучения души и тела?

Господь рассказывает сегодня притчу о богаче и Лазаре. Понятно, что это происходит еще до Воскресения Христова, до победы Христа над адом, и поэтому Христос описывает ветхозаветные представления об участи усопших. Он описывает ад как место, где пребывают все люди, скончавшиеся до Его пришествия в мир, потому что рай был закрыт, запечатан грехом Адама.

Бог ада не сотворял. Ад – не произведение Божественного творчества, а результат человеческого грехопадения. Ад творится людьми, он существует уже на земле через наш грех и нашим грехом продолжается в будущем.

Опыт ада есть у каждого. А вот опытом рая, опытом Царствия Небесного владеют немногие, к величайшему сожалению. Мало у нас того, о чем мы просим на каждой литургии: свышнего мира, спасения души, Царствия Небесного. А ведь именно Царствия Небесного Христос призывает искать прежде всего, забывая обо всем остальном: остальное и так приложится. Но Царствия Небесного, которое, по словам Господа, должно созидаться внутри человека, в нас очень мало. И за Ним мы пришли сегодня на Божественную литургию, начинающуюся словами: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков». Царство Небесное будет раздаваться в Причащении Святых Христовых Тайн.

Это Царство – постоянная открытость Бога к человеку, постоянная отдача Бога каждому из нас. А в аду никто никому не нужен. Ад – это другие, по мнению французских философов. Такой ад нам очень близок и настолько привычен, что мы перестаем называть его адом, в нем присутствует невероятная обыденность...

Именно такой ад описывается в Евангелии: место, где нет Бога. Там пребывают разные люди. И те, кого Церковь называет праведными, например, Авраам. И Лазарь, которого Евангелие знает по имени. И безымянный нищий, который лежит у ворот богача и просит крошек с его стола, но никто ему не дает – он тоже в аду, возможно, в иной его части, на лоне Авраамовом, где все-таки нет настоящих мучений за грехи, за содеянное зло. Там и богач, имени которого никто не знает, нет его в Евангелии.

Вот интересно! Евангелие, как Книга Жизни, начинается с первой главы Матфея, где перечисляются имена родственников Христа. Еще раз Книга Жизни упоминается в Апокалипсисе, и там тоже говорится, что имена всех, кто верен Христу, будут вписаны в Евангелие. И вот мы видим, что имя Лазаря вписано в Евангелие. А имя богача почему-то вычеркнуто.

Так и наши имена могут продолжить Евангелие, а могут не остаться там, как имя этого богача. Кто же он? Что, собственно, плохого сделал? Почему так нестерпимо мучается в адском пламени, что просит Авраама послать к нему Лазаря только для того, чтобы тот омочил палец в воде и губы его охладил? Даже такая малость была бы для него огромной радостью, сильным ослаблением мучений.

Почему, за что мучается этот богатый человек? Может быть, он жестокосердный злодей, матерый преступник? Но Евангелие об этом ничего не говорит. Напротив, Евангелие говорит о нем, как о хорошем человеке, как ни странно. Мы узнаем, что у этого богача было доброе сердце. Он заботится в аду о других! Представляете себе? Человек мучается в аду, а о своих родственниках помнит, продолжает заботится, переживает, как бы они не погибли. Умоляет – после того, как Авраам отказал ему в милости, – о последнем: «Пошли Лазаря в мой дом, пусть он явится к моим братьям, к моим родственникам, чтоб они уверовали, чтобы не погибли, не попали в это место мучений».

Представляете себе – богач в аду думает о других! Значит, он был хорошим человеком. Но почему тогда оказался в аду? Почему? Да по самой простой причине: он жил обычной человеческой жизнью, никого вокруг себя не замечая, ни в ком не нуждаясь. Например, ему совсем не нужен был Лазарь. Так и многие из нас думают: зачем нам бомжи, бездомные, заключенные, все, кто по ту сторону нашей жизни? Без них прекрасно обойдемся!

Всегда есть люди, которые мешают нам жить, от которых хотелось бы оградиться высокой стеной. Оградить свое благополучие, своё спокойствие... Богач наслаждался жизнью: весело проводил время, нарядно одевался, вкусно ел. Мечта каждого!

Но такому благополучию всегда мешает Господь – оно чуждо Христу, оно не вмещается в Евангелие. Нам известно, что быть благополучным христианину как-то не с руки. Многие христиане хотели стать благополучными, но ничего у них не вышло. Почему? Потому что Господь не дает благополучия тем, кто всерьез за Ним следует. И мы иногда переживаем, тоскуем, сокрушаемся: «Как же так? У других все прекрасно, а у нас не складывается. Обидно...»

Но ведь это совершенно нормально для христианина – не быть благополучным в житейском смысле.  А можно отодвинуть наше христианство в стороночку или сделать его областью благополучия. Знаете, есть такое понятие – благополучное христианство, когда христиане отлично умеют ограждать себя от всего тяжелого и неприятного. И церковную жизнь они превращают в фундамент своего благополучия. Оно не по-евангельски, конечно, зато как удобно!

Так вот Лазарь – образ крайнего неблагополучия, такого, какое только возможно в этом мире. Ничего у него нет. Абсолютно ничего. Лишь бродячие собаки иногда подходят к несчастному и лижут его язвы.

И есть образ благополучия, к которому стремится человечество. Оно зиждется на ограждении себя от всего горького и страшного, что нас окружает. Добиваясь такого благополучия, люди отворачиваются от всего, что угрожает их благу, делают вид, что вокруг не существует страдания и боли, замечают только то, что приносит выгоду и благоденствие...

Обычная человеческая жизнь. Так поступают люди. И совсем не обязательно быть злодеем, убийцей, вором, преступником. Вот богач – обычный, даже хороший человек, но почему-то мучается в аду. А потому, что не захотел увидеть людей ни в Лазаре, ни в ком другом. Ведь это разрушило бы его благополучие...

Как только ты начинаешь видеть человека в том, кто тебе не нравится, кто тебе неприятен, как только ты заставляешь себя вообще видеть вокруг людей – ты не можешь быть благополучным. В мире, который лежит во зле и страдает от катастрофического дефицита любви, человек не может себя чувствовать благополучным и спокойным – если он христианин. Если ты со Христом, этот мир все время будет заставлять тебя думать: а чем я могу помочь, чем поделиться? Вот как Христос, который все раздает, потому что Царствие Небесное – это когда ты отдаешь все, что у тебя есть, бесконечно даришь, и в этом – полнота и смысл христианства. Нам очень важно усвоить эту истину.

Если человек принципиально не хочет ни с кем делиться, все время себя жалеет и бережет, ограждает от бед и скорбей – он прежде всего ограждает себя от Христа. Он уже не сможет ни в ком увидеть отблеск Христовой Любви, образ Божий, и останется сам с собой, со своим благополучием. И благополучно, спокойно уйдет из этой жизни туда, где нет Христа. Вот и все. Как сказал Симеон Новый Богослов, как же тот, кто в этой жизни Христа не встретил, сможет Его встретить там, за пределами жизни. Он и там Его не встретит никогда. Ад – это остаться без Христа. Кипящие котлы, раскаленные сковородки, жестокие черти с трезубцами просто смешны по сравнению с настоящим ужасом – в вечности остаться человеку без Бога...

Сегодняшнее Евангелие призывает нас одуматься, вспомнить, чему учит нас Христос – искать Царствия Небесного уже здесь, на земле, стараться в каждом человеке увидеть отблеск этого Царства, увидеть Христа. Ведь как говорили Отцы: «Кто видел брата своего, тот видел Бога своего». Только так мы сможем научиться любви Христовой, а значит научиться Царствию Небесному и здесь, на земле, обрести залог Царствия Небесного, которому не будет конца.

Аминь.

2014




Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Жил богатый человек, жил хорошо и пышно. И был другой, Лазарь, который лежал в струпьях у его дверей и желал напитаться хотя бы крошками, падающими со стола богача, но никто ему их не давал. И вот оба умерли. Лазарь попал в лоно Авраамово, а богач – в место мучений. И тогда богач просит Авраама, чтобы пришел Лазарь, омочил перст в воде и облегчил его муки, но Авраам отказывает ему в этой милости. Тогда богач просит, чтобы Лазарь пришел к его братьям, предупредил, чтобы хоть они-то не погибли. «Моисея имеют пророком и пусть его слушают», – отвечает Авраам. «Нет, – говорит богач, – не послушают, вот если кого из мертвых встретят, тогда поверят». И тогда Авраам утверждает: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (см. Лк. 16, 29–31).

Вот такая история о конце человеческой жизни и о суде. История о том, как нам умирать, потому что нет ничего более очевидного для каждого человека, чем его будущая смерть. О своей судьбе мы ничего не знаем. Не знаем, что будет с нами через десять минут, но единственное, что мы знаем о себе с абсолютной достоверностью, так это то, что когда-нибудь умрем, как все до нас.  

 Когда мы умрем, не знает никто,  чтобы мы были все время готовы, чтобы не подумали: «А, это  еще нескоро,  и  мы можем еще подобно богачу жить в самом себе, питаться тем, что нам хочется, одеваться в такую одежду, в какую нам хочется, и ничего вокруг себя не замечать. А потом когда-нибудь перед самым концом мы покаемся,  мы вспомним о Боге, мы постараемся что-нибудь сделать,  чтобы спасти свою душу».

Это удивительно, что человек, который ничего не знает о своем будущем, о многом заботится, и зная совершенно точно, что он умрет, меньше всего об этом думает. Он меньше всего думает о смерти, меньше всего старается представить себе, как ему надо жить, чтобы не попасть в место мучений.  

Давайте посмотрим, за что же страдал этот богач.  Даже имя его не известно. Имя Лазаря мы знаем, а имя богача стерто из Евангелия, книги жизни. Что, собственно говоря, он сделал плохого? Ведь Евангелие не говорит нам, что он был дурным человеком. Напротив,  Евангелие говорит нам, что это был хороший человек. Даже находясь в аду, он беспокоился о своих сродниках и заботился, чтобы они не погибли. Он мучился, но никому мучений не желал. Доброе сердце было у богача, который попал в ад.

Вот такой обычный человек, как все люди, только он назван богачом. И не потому, что богатство плохо, а нищенство хорошо. Богатство здесь означает совсем другое – самодостаточность, когда человек живет в своем замкнутом мире, ничего и никого вокруг себя не замечая. Ему в этом мире хорошо, ему  никто не нужен.  В таком мире живем и мы, или стремимся к этому – воздвигнуть стену вокруг себя и никого к себе не впускать: «Ваши проблемы – не мои проблемы, мы живем своим уютным мирком, и нам в нем хорошо. А Бог что? Бог есть, конечно, мы знаем, что Бог есть, и нам этого достаточно». Мы даже впадаем в уныние и отчаяние, когда Господь пытается нас потревожить в нашем самодостаточном, самодовольном мире. В Его вмешательстве мы не видим милости Божией. Но это тот самый мир, о котором святые отцы говорили, что лучше брань, чем мир, который удаляет нас от Бога.

Не был бандитом, не был  разбойником  евангельский богач, не был он и злодеем. Он был самым обычным человеком, одним из миллионов людей.  И в место мучений он попал только потому, что его мир был закрыт для Бога. И   Божий мир оказался закрыт для него.

 Такое может случится с каждым из нас, потому что мы знаем, что Бог есть,  но  живем так, как будто Его нет,  как будто нам не предстоит с ним встретиться. Мы надеемся, что когда-нибудь потом у нас еще будет время пожить для Бога. Может быть, настанет Великий пост, и вот тогда... В этот Великий пост не получилось, может быть, мы через год что-нибудь сделаем... Но ведь следующего Великого поста может для нас и не быть. Может быть, мы сегодня выйдем из храма, и уже больше никогда в него не вернемся, и не будет у нас возможности когда-то потом что-нибудь сделать для Бога, как-нибудь Ему послужить.

Удивительные чудеса Господь нам посылает, гораздо более впечатляющие, чем воскрешение из мертвых,  когда иконы чуть ли не в каждом монастыре мироточат,  исцеления происходят,  мощи святые открываются.  Мы все это видим,  и хоть бы что-то как-нибудь на нас  повлияло.   Мы так привыкли к чудесам, что перестали даже удивляться. Раньше, когда  икона мироточила, это воспринималось, как такое великое чудо, что люди  духовно воспламенялись,  подвиги совершали,  святым становились. Службы писались церковные,  крестные ходы устраивались. А у нас мироточат иконы,  в каждом храме лежат святые мощи,  святые угодники прославляются…  казалось бы столько чудес, что давно все должны обратиться и стать святыми. А мы не обращаемся и святыми не становимся.  Так исполняется слово, которое сказано богачу Авраамом: «Если даже кто из мертвых воскреснет,  не поверят».  Ведь поверить – не значит удостовериться. Поверить – значит принять веру в свою жизнь полностью и до конца, быть поглощенным этой верой, жить со Христом.

Пророки и Священное Писание говорят нам о том, каким должен быть человек. Об этом сказано в Послании апостола Павла Галатам: Ношу язвы Господа Иисуса моего на теле моем (6, 17). Или: Уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). А в ком живет Христос, тому смерть не страшна. Для меня смерть приобретение (Флп. 1, 21), – говорит апостол Павел, потому что сораспялся Христу.

Так Писание, которое мы часто слушаем, но не всегда слышим, учит нас тому, что жизнь в Боге – это настоящее Ему сораспятие. И Лазарь тогда предстает не просто как нищий больной, а как сораспятый Христу, принявший от Бога жизнь, как милость, как возможность ему спострадать, как возможность в этом малом делании обогатиться Христом. И поэтому в Евангелии Лазарь назван по имени, а имя богача неизвестно, оно стерто из книги жизни.

Мы хорошо знаем евангельские слова, которые поются для нас на Литургии, о том, что блаженны нищие духом, блаженны плачущие, блаженны алчущие и жаждущие правды (Мф. гл. 5), но они как бы не для нас написаны. А ведь это – заповеди блаженства, но такого блаженства, такого счастья, которого никто себе не желает, к которому никто не стремится и сил для достижения которого не употребляет. Потому что наше блаженство в самодостаточности, наше блаженство в комфорте, наше блаженство в том, чтобы нас никто не беспокоил. Вот что обезличивает каждого из нас и не дает нам возможности приобщиться к вечной жизни.

История о богаче и Лазаре повествует нам о том, как человек может пройти мимо своего спасения, как бездарно может закончиться жизнь, проведенная в своем благополучном маленьком мире. Господь в мир пришел, чтобы всех спасти,  каждому из нас дается такая возможность, а мы от нее отворачиваемся.  Давайте же постараемся еще раз внимательно в это Евангелие вслушаться.  Оно не для  того написано, чтобы мы бедным помогали. Это правильно,  бедным надо помогать,  но не это главное.  Главное – увидеть в этом богаче себя, самодовольного, самодостаточного и отлученного от Бога.

Аминь.

2001