О брачном пире

 

 

 
 Притча о брачном пире.
Дионисий. Ферапонтов монастырь, 1502 г.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Два евангельских чтения сегодня звучат в храме. Одно из них посвящено воскресению перед праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, который мы будем отмечать во вторник на следующей неделе, а второе – чтение недельное, посвященное притче о званных и избранных.

В первом Евангелии несколько раз звучат слова, вошедшие в состав евхаристической молитвы: «Так возлюбил Бог мир, что Сына Своего Единородного отдал, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Так возлюбил Бог мир… Свидетельство Его любви очень важно для нас, потому что когда мы встречаемся с главной заповедью Божьей, которая гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей мыслию твоею, всем помышлением твоим, всей крепостью, и ближнего как самого себя», мы можем исполнить ее только одним способом – ответить на Божественную  любовь. Если человек Бога не знает, если с Богом – как с любовью – не встретился в этой жизни, то и возлюбить Его он не сможет. Нельзя себя заставить любить. Нельзя придумать любовь. Нельзя создать в себе любовь какими-нибудь аскетическими упражнениями. Любовь – это всегда ответ, она ответная к Богу, а потом и к людям становится ответной, потому что исполненный любви человек уже не может свою любовь чем-то ограничивать.   

Притча о званных на пир – тоже о Божественной любви, о том, как Бог приходит к человеку, который в Нем не нуждается. Но Бог все равно к нему приходит – чтобы явить Свою любовь. Божественная любовь явлена в притче о Царствии Небесном, которое уподобляется брачному пиру. Евангелие часто говорит об этом. Брачный пир – великая радость для человека. Царь приглашает на брачный пир Своего Сына.  Сначала Он зовет наиболее достойных, тех, кому по факту рождения положено там присутствовать. Во времена, когда Господь рассказывал эту притчу, она во многом относилась к избранному еврейскому народу, который изначально знал об этом приглашении от пророков, из Священного Писания, из церковного богослужения в ветхозаветном храме – там открытые врата символизировали приглашение к Богу.

 И вот в притче говорится, что люди отказываются от Царского приглашения. Они так поглощены созиданием собственного земного благополучия, что места для Бога в их жизни уже не остается. Свои волы, свои поля, свое хозяйство – бесконечные дела и заботы, за которыми зов Божий уже не слышен.   

Царь снова посылает гонца к званным, повторяет приглашение, но голос Божий начинает вызывать у них не просто раздражение, а отторжение, злобу, ненависть, желание заткнуть уши, а посланников, несущих в себе этот голос – оскорбить, выгнать, закрыть перед ними двери. Человеку очень больно в таком состоянии слушать голос Божий. Если в жизни нет места для Бога, Его голос становится неприятен...

И тогда, чтобы брачный пир состоялся, Господь зовет на него всех. Собирает по площадям, улицам и закоулкам самых разных людей. В Евангелии от Луки это описано подробно: и слепых, и хромых, и убогих. А в Евангелии от Матфея сказано: и добрых, и злых. То есть – всех. Любовь Божия не выбирает между хорошими и плохими, добрыми и злыми, умными и глупыми, сильными и слабыми, она открыта для всех в равной степени.

Бог так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного отдал – как Жениха – на брак с этим миром. И когда приходит к нам Сын Божий, начинается брачный пир.

Господь всех нас собрал: умных и глупых, добрых и злых, понятливых и бестолковых, таких разных, что сами мы никогда не собрались бы. Ведь выбирать себе компанию принято по-другому: по художественным вкусам, или политическим преференциям, или иным интересам, главное – отсечь от себя чужих. Только свои – те, кто близок, приятен, с кем можно говорить на одном языке.

Но посмотрите: когда Господь собирает нас в храме Божием на Евхаристию, мы перестаем чувствовать разницу между нами, нас ничто тут не разъединяет! Да, мы остаемся разными. Но эта разность не делает нас чужими. Она не разделяет нас, а наоборот – на удивление, вдруг, неожиданно! – соединяет и взаимно дополняет, оказывается для нас благом, позволяет друг другу служить. Вот он – брачный пир, на который собирает всех Господь! Наша Церковь, наша Евхаристия – это пир Его любви. Он так нас возлюбил, что всех к Себе призвал, каждому нашел место за Своим столом, и каждому, по древней восточной традиции, подарил брачную одежду – чтобы мы, так щедро украшенные Хозяином пира, в этой светлой одежде радовались и ликовали.

В притче говорится о некоем человеке, который пришел на брачный пир в одеждах от мира сего, привычных, удобных, повседневных. Мы все имеем такую одежду, по которой нас встречают, – самомнение, гордыня, интеллект – все что угодно. Мы себя так умеем преподнести, чтобы с первого взгляда было понятно, кто мы, как нас встречать, как к нам относиться. Рядимся в такой мирской камуфляж, прячемся за ним.

А брачная одежда на наш камуфляж совсем не похожа. Апостол Павел так о ней говорит: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:27).

Только такую одежду подает нам Господь – облечься в Него, облечься в свет и любовь, с которыми так нестерпимо трудно жить в этом мире. Очень непросто носить эту одежду: сразу выделяешься, чувствуешь за нее огромную ответственность – Христовы ризы нельзя испачкать. После принятия святого крещения и мы с вами облекаемся в светлые брачные одежды вслед за первыми христианами. Но первые христиане в этих длинных белых одеяниях бесстрашно ходили по языческим городам, не знавшим, боявшимся, ненавидевшим Христа! Они таким образом свидетельствовали о своей вере, хотя прекрасно понимали, что их за это ожидает.

Христовы ризы действительно свидетельствуют о том, какие мы на самом деле христиане, готовы ли исповедовать Христа не только в храме по воскресеньям, но всегда и везде.

Тот человек из притчи не захотел снимать свои мирские одежды, ему было в них хорошо и удобно: я пришел на твой пир, Господи; посижу тут, поем вдоволь, да еще с собой унесу; у меня есть свой дом, а в доме много добра; я зашел ненадолго в Твой мир, а теперь возвращаюсь обратно – в привычной одежде...

 Притча кончается страшным предупреждением: много званных, но мало избранных. Тьма кромешная ожидает того, кто не хочет ходить в светлых Христовых одеждах, и не потому, что Господь специально готовит кому-то страшную и мучительную долю, а потому, что жизнь без Бога – воистину тьма кромешная. Какой бы сытой, благополучной, надежной и правильной безбожная жизнь не казалась, она всегда будет только кромешной тьмой, и ничем иным.

Это притча о нас с вами. Бережем ли мы одежду, в которую облекла нас Церковь в святом крещении? Дорога ли она нам? Замечают ли другие на нас эту брачную одежду? Мы предпочитаем ее, или ходим в другой, мирской, по которой нас везде узнают – ага, наш человек, сразу видно! Пока мы в храме, притворяемся ненадолго, но когда выходим из него, становимся такими же, какими были до исповеди, молитвы, причастия.

Конечно, в Церкви существуют великие таинства, способные преобразить человека, но человек может этими таинствами воспользоваться примерно так, как это сделали персонажи из Священного Писания, о которых повествуется в пятой главе Деяний святых апостолов – Ананий и Сапфира. Они пришли в общину Христову как свои: вот, мы все тебе отдаем. А на самом деле главное утаили от Бога. Вот тебе, Господи, твое, а все остальное – наше. Но Твоим мы с удовольствием попользуемся! Ведь как удобно пользоваться Твоим доверием, Твоим милосердием, Твоим служением, да и всем-всем, что Церковь открывает для человека! Как удобно все это взять в грязные руки и унести с собой, уйти домой в грязной одежде и ничего не отдать Богу, никак себя Ему не отдать...

Сегодняшняя притча – об ужасе, на который, оказывается, способен человек: жить без Бога, не нуждаться в Нем, не открывать Ему себя, не любить Его и не отвечать Ему на ту любовь, с которой Он приходит в мир.

Аминь.

2016




Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнем Евангельском чтении говорится о том, что Царство Небесное подобно человеку, который позвал на пир, на вечерю, на брак, своих самых близких друзей, а те не пришли, отказались. У одного было важное дело, ему надо волов посмотреть, другому – поле пропахать. У кого-то была своя радость, он женился и всецело стал принадлежать другому человеку. И господин отверг людей, которые были званными, и призвал на свой богатый пир совсем чужих, – хромых, больных, добрых, злых, всяких, – которых нашли на распутье. И заканчивается притча словами: много званных, но мало избранных.

   В своем обычном толковании эта притча говорит о том, как Господь призывал богоизбранный еврейский народ, и как они оказались чужими для Бога. Самые близкие по вере, по пророчествам, подготовленные к пришествию Христа всем строем жизни, они оказались недостойными, потому что земное устроение, вкоренение в жизнь мира сего оказалось гораздо важнее, чем Царствие Небесное. Им было хорошо с самими собой, без Бога. 

   Оказывается, человек может такой мир для себя создать, в котором ему совершено не нужен Господь. Он так долго жил в этом мире без Бога, что Он ему только мешает. Приходит Господь, зовет его, а тот отворачивается. Досаждает голос Божий человеку. Не нужен ему Господь. Всячески ограждает себя человек от Бога. У него своя жизнь есть. У него свои интересы. Бог не имеет никакого места в его доме. И от таких людей Господь отворачивается. 

   Но дом Божий, тем не менее, открыт всегда и для всех людей. Господь всех призывает, как Он нас с вами призывал. Посмотреть на нас, – кто мы такие? Откуда мы пришли? С чем мы пришли в этот дом Божий? Мы на тех людей похожи, которые и добрые, и злые, и хромые, и слепые, всякие. Только, когда Господь в свой дом людей зовет, Он обязательно ждет, чтобы человек изменился, чтобы, придя в дом Божий, он стал другим.

   Существовал такой обычай: когда богатый человек звал к себе на брак, он сам одевал приглашенных в праздничные одежды. Каждый, кто должен был придти в этот дом, получал праздничную одежду от того, кто его туда позвал.
   Но очень часто происходит так, что мы приходим в храм Божий, все еще дорожа своим местом в мире. Мы приходим, потому что нас сюда позвал Господь, нам идти больше некуда. Приходим и видим, что здесь совсем другая жизнь. Что здесь совсем другие законы. Что здесь все происходит по-другому, совсем не так, как в этом мире. Здесь нас ждут. Здесь нас слушают. Здесь нас пытаются понять. Здесь за нас молятся. Здесь помогают нам. Здесь люди, встретившись с Богом и друг с другом, начинают жить общей жизнью. 

   И все это – ни за что, не за какие-то наши заслуги, не за какие-то наши труды особенные, а потому что эта дверь открыта для каждого человека, потому что Господь всех принимает, для Него нет чужих в этом мире. Для Него и званные, и избранные, и незванные – они все званные. Они все свои. Места за этим пиром хватает для всех. Эти двери открыты для каждого человека. И поэтому ничего удивительного, что здесь, в храме, в Церкви, собираются и чистые и грязные, и умные и глупые, и образованные и некультурные. Все люди собираются в этом месте, и все становятся одинаковыми. Не одинаково плохими, а прекрасными, одинаково прекрасными. И каждый по-своему.

    Потому что благодать, которую Господь нам подает, так может каждого из нас украсить, что за этой прекрасной чудной одеждой совсем не видно наших пороков, нашего искажения, нашего греховного состояния, наших дурных привычек, которые мы сами видим в себе, когда предстоим напрямую перед Богом. Господь сокрывает их своим благодатным покровом даже друг от друга, чтобы таким образом нас сохранить, чтобы мы могли в Его одежде походить и исправиться, так походить, чтобы эта одежда стала нашей, чтобы мы никогда ее с себя не сняли, чтобы мы никогда не сдернули эту прекрасную благодатную одежду, эту ризу, которую Господь каждому из нас вручает, которая хранит нас от всего, которая является покровом нашим, и одеждой нашей, и пищей нашей, и светом нашим, и домом нашим. 

   А бывает так, что нам дается – на, возьми, сделай это по-настоящему своим, сбрось грязь с себя, очистись, не нужна тебе такая старая ветхая одежда, но нет, вот это я возьму себе, а вот это, свое, – я оставлю. Это будет всегда мое. Я все равно буду ее носить. Я и светлую одежду возьму, и грязную вонючую себе оставлю. И так буду жить и питаться из двух источников. Тут поем, там поем, и отсюда и оттуда возьму, и все себе, и все себе. И буду всем пользоваться. Все же дается так просто, ни за что не отвечаешь, можно же пользоваться.

   И оказывается, что приходя в храм человек может оставаться совершенно чужим для Бога, вне брачной одежды. Господь ему подал ее – на, возьми! Нет, моя одежда ближе к телу. Мне мое нужно. А Твое, Господи, мне нужно постольку, поскольку я это хочу себе забрать, не отдавая ничего обратно. 

   Таково наше состояние, состояние современного христианства. Мы все такие до мозга  костей. Господь нам подает, Господь нам все дает, Себя дает в причастии Святых Христовых Таин, только бы мы изменились, только бы мы эту одежду светлую брачную сделали своей и всегда бы в ней ходили, как первые христиане после крещения ходили по улицам в белой одежде, в которую их одевали во время крещения. А за это они могли сразу пойти на муку, потому что в светлой крещальной ризе выходили в языческий мир, в мир, кипящий злобой по отношению к христианству. И тут же в этой брачной одежде они шли ко Христу, обагряя ее своей кровью.

    А мы выходим из храма в мир, и боимся вне храма быть христианами, выйти в мир такими, какими нас хочет видеть Господь. Мы постоянно надеваем на себя одежды этого мира. Мы постоянно пытаемся скрыть себя, скрыть брачные одежды, врученные Господом, а грязную одежду этого мира на себя надеть. Мы свои здесь, посмотрите: так же волнуемся, когда что-то происходит в стране, забываем о Боге, суетимся, тратим деньги, покупаем продукты, испытываем волов, покупаем земли, забываемся в своих земных праздниках. А Христовы одежды мы прячем, потому что если мы в них выйдем в этот мир, то над нами смеяться будут, нас заплюют, потому что христиане всегда чужие в этом мире. И нам кажется, что легче быть своими для мира, и чужими для Бога, что так мы сохраним себя. А так нельзя. Нельзя одновременно находиться и там, и здесь. А можно быть только до конца чьим-то рабом: либо рабом Божиим, либо рабом мира сего.
   И Господь в этой притче дает нам еще раз понять, кто же мы такие. Как же мы можем так жить, когда Господь нам все дает, когда двери храма для нас открыты, когда слово Божие для нас звучит, когда в этом слове Божием возвещается правда Божия, которую никак нельзя победить, которую ничем нельзя заглушить, потому что правда Божия – это победа над этим миром. 

   И нам Господь дает возможность этот мир победить. Нам Господь дает силы в этом мире жить. Он птиц небесных питает и одевает, чтобы мы знали, как нас любит Господь. Он брачную одежду каждому из нас дает и приглашает на свою вечерю. Он каждому дает благодатное место за этой вечерей, чтобы мы вместе с Ним пребывали. Так будем это слышать. Эта притча для нас, чтобы нам не услышать эти страшные слова, которые сказал Господь людям, возлюбившим этот мир более, чем мир Царства Небесного, – много званных, но мало избранных.

Аминь.

1999