О Закхее    (ЛК 19:1–10)

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

 

В своей проповеди перед крещением Иоанн Креститель говорит фарисеям, которые мнили себя праведными, всезнающими, близкими Богу, исполняющими закон чадами Авраама: «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3:9). И вот, сегодняшнее Евангелие как раз об этом – как творится чадо Авраама.

Закхей – «начальник мытарей», «человек богатый», но не просто богатый, а богатый грехом, богатый неправдой, богатый своим мерзостным отношением к людям. И вот он, мироедствующий, презираемый людьми, но властный, всего в этом мире достигший, все в этом мире себе подчинивший, – вдруг оказывается в очень странном положении.

Иисус входит в Иерихон. «Иисус», «Иерихон» – эти два имени уже встречались в Священном Писании. В Ветхом Завете Иисус Навин входил в Иерихон. Он не мог в Иерихон попасть, потому что это – город-твердыня, город, окруженный стеной, в каком-то смысле символ твердыни греха, твердыни гордыни, твердыни неприступности, «забетонированности». Не может войти Иисус в Иерихон, не может народ Божий пройти этим путем в Иерусалим, на Сионские горы. И вот совершается ветхозаветное чудо – Иисус Навин входит в город с трубным гласом, с молитвой, и стены Иерихона рушатся.

А здесь в Иерихон входит Иисус Христос, и его радостно встречает толпа людей, потому что перед этим Иисус исцелил слепца, который назвал Его Сыном Давидовым: «Сын Давидов! Помилуй меня» (Лк. 18:39), и об этом стало известно. «Сын Давидов» значит «Мессия», значит «Христос». И вот, Он входит в Иерихон, и весь народ вокруг Него собирается. Все хотят Его увидеть – кто же этот Мессия? Каков Он? Насколько Он могуществен? Насколько Он силен? Насколько Он похож на всех Его предшественников, которых тоже считали Мессиями – как, например, Иисуса Навина? Насколько Он мужествен, всемогущ, как Он может сокрушать препятствия на своем пути?

И среди этой толпы – Закхей, человек могущественный и сильный, но – ростом не вышел. Но это не смущало Закхея, он знал, что рост не имеет никакого значения в глазах людей, потому что главное – это его положение в обществе, а оно было очень высоким. А вдруг это стало проблемой: стоит толпа людей, стоят перед ним эти иерихонские стены и не дают ему возможности взглянуть на Того, кто почитается Мессией. И никто его не пускает, не оставляет лазейки, никто перед ним не раскрывает проход, потому что он для всех – чужой человек. Его боятся, ему подчиняются, но его не любят.

Тогда Закхей решается на странный поступок – он залезает на смоковное дерево, которое растет около дороги, чтобы с высоты увидеть Иисуса. В таком дурацком и смешном положении этого человека еще никто никогда не видел: толстый, маленький, потный человек ползет на дерево, как ребенок, для того, чтобы увидеть Иисуса. Но для Закхея это был очень важный поступок.

Когда Закхей это делает, совершается удивительная вещь – Христос именно его замечает и именно к нему, единственному, обращается: «Закхей! Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме» (Лк. 19:5). Оказывается, весь путь, который проделал Христос, Он проделал ради Закхея. Он идет в Иерихон, для того, чтобы побывать у Закхея дома. Какая странность! Зачем это нужно Христу?

Но именно это и нужно Христу – побывать у Закхея дома, потому что дом Закхея – его сердце, его душа, его внутреннее, – до этого момента был совершенно закрыт для Бога, сколько ни стучи. В этом доме Господь не мог побывать, пока он сам для Него не откроет двери.

Так и говорится в Апокалипсисе. Господь говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20). И вот, оказывается, что в этот момент Закхей открывает двери своего сердца для Христа, потому что самое главное, что ему нужно – это увидеть Мессию, встретить Его.

Он совершенно забывает о том, что на него смотрят люди, как глупо он выглядит, как он смешон, как он нелеп, как он карикатурен. Сидя на дереве, он лишается уважения и своего положения в обществе, которые копил для себя, потому что это действительно смешно, когда толстый маленький человек висит на ветке. Он в этот момент перестает быть Закхеем, тем великим главным мытарем, который держит в повиновении весь город. Он поругаем, над ним смеются – он никто.

Но зато в этот самый момент открылись двери, в которые входит Христос, он стал доступен для Бога. И Христос называет его сыном Авраама: он есть тот самый, ради кого Я пришел в этот город, потому что Я «пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:10).

Сила Христа – это не сила Иисуса Навина, это не сила трубных голосов, это не сила воинственных восклицаний, которыми побеждаются города. Она – совсем другая: это сила любви и смирения. Закхей оказался совершенно доступным для Бога, потому что стал самим собой – маленьким, грешным, бессильным и смешным человеком. И как только он стал таким, все лишнее, греховное, наносное ушло от него. В этот момент он встретился со Христом.

И для каждого из нас встреча со Христом происходит именно так: когда мы не боимся оказаться перед Богом в смешном положении, когда мы не боимся оказаться перед Богом самими собой, какими бы грешными, маленькими, нелепыми мы ни казались. А нам же надо все время что-то из себя представлять, нам все время надо перед кем-то чем-то казаться, что-то такое изображать. Мы все время находимся в ненастоящем положении.

А вот Закхей только в этот момент оказался в самом настоящем положении и встретился с настоящим, истинным Богом, стал сыном Авраама, стал тем, к кому пришел Христос. А Авраам – это тот самый человек, который, когда слышит голос Божий, говорит: «Это я, Господи». Это самое главное, что сделало Авраама сыном Божиим и отцом всех верующих. И мне кажется, это большая наука для всех нас – учиться быть собой, не бояться быть собой, и на зов Божий отвечать: «Это я, Господи».

Аминь.

2017

 




Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

В прошлое воскресенье мы с вами слышали Евангелие о том, как Господь входит в Иерихон, а при входе в город исцеляет слепца. Слух о появлении человека, который может исцелять, быстро разносится по городу, молва о нём распространяется всё больше и больше, и огромная толпа народа выходит встречать Иисуса. Сегодняшнее Евангелие продолжает это повествование. Оно посвящено Закхею, очень яркому образу Священного Писания. Это продолжение истории о прозрении, о том, как Господь заметил ещё одного человека, жаждущего прозреть, Закхея, который залез на дерево, чтобы увидеть Господа. Как слепой захотел увидеть и увидел, так же захотел увидеть и Закхей, и увидел. А увидел он удивительным образом.

Христос входит в Иерихон. Слово Иерихон и имя Иисус мы уже и раньше встречали в Священном Писании. Однажды другой Иисус, Иисус Навин, подходил к Иерихону. Он должен был взять этот город, окружённый высокими стенами, стоящий на пути богоизбранного народа, преграждая ему путь в Землю Обетованную. Иерихон стоял перед ними непреодолимым препятствием, как некий символ твердыни греха. Священное Писание повествует о том, как, обойдя вокруг стен Иерихона, Иисус Навин с молитвой протрубил в трубы, и стены Иерихона упали, открыв путь к Сионским горам. Иерихон, действительно, находится в низине, и путь в Иерусалим — это как бы образ восхождения в Царствие Небесное, восхождения души христианской от низменного к высшему, восхождения каждого человека от греха к добродетели.

Итак, Господь входит в Иерихон, окружённый толпой людей, которые видели исцеление слепца. Среди них был и Закхей, мытарь, но не простой мытарь, а начальник мытарей, человек очень богатый. Богатство его складывалось в результате того, что он обижал своих ближних: собирая деньги для римских оккупантов, он на самом деле большую часть оставлял себе, обирая вдов и никого не щадя. Вместе с богатством он приобрёл и власть, и высокое положение в обществе, но вот любви народа не приобрёл. В духовном смысле мытари были отринуты израильским обществом.

Народ толпится, теснится, Закхей слышит о том, что пришёл в город Тот, Кого почитают Мессией, о Ком говорят, что Он — Сын Давидов. Об этом возвестил слепец: "Обетованный пророк, Сын Давидов идёт…”. И понятно, что народ собирается и встречает Его как Мессию. А Закхей не может пробиться через толпу людей, стена стоит перед ним, стена из его грехов фактически, потому что каждый человек несёт на себе отпечаток своей злости, ненависти и корысти. Стоит эта стена и не пускает Закхея ко Христу, не даёт возможности увидеть Его. Рвётся к Нему Закхей, но пробиться не может, как часто и мы не можем ничего с собой сделать в состоянии греховного пленения, когда даже самые мелкие грехи настолько могут побеждать нас своей властью, что мы остаёмся совершенно беспомощными: чувствуем, что рядом, совсем близко проходит Господь, но не способны ничего сделать, настолько нас связали наши грехи.

И вот тут Закхей совершает один простой, но очень важный поступок: он взбирается на смоковницу, чтобы хотя бы издали увидеть Христа. Маленький, видимо, неуклюжий человек, потому что он не может увидеть Христа из-за голов людей, взбирается на дерево и тем самым лишается всего того, что приобрёл своим неправедным богатством. В этот момент он становится смешным и абсолютно беспомощным в глазах всего народа. Над человеком, который взбирается на дерево, начинают смеяться и бросать в него камнями, он уже никто, он лишился своего величия. В этот момент Закхей забывает, кто он, и как к нему должны относиться люди, ему  безразлично, что он смешон, жалок, глуп и ненавидим теми людьми, которые его окружают, потому что все знают, что он награбил свои богатства… Он совершенно не думает об этом, потому что сейчас самое главное для него — это увидеть Господа. Он не думает о том, что может нелепо выглядеть со стороны, как мы часто думаем: “А как на нас посмотрят? Как этот мой шаг поймут остальные люди?”. Такие вопросы, не дающие человеку поступить по Христу, по совести, по правде Божией, задаёт себе тот, кто живёт ложной жизнью. А Закхей перестаёт заботиться о том, что о нём будут думать, он забывает обо всём на свете, ему важно только одно — увидеть Христа. Но, на самом деле, ведь не только ему это важно…

Это был человек, облечённый властью, живущий по законам мира сего, как и мы с вами чаще всего живём по законам мира сего, а не по законам Божьим. Законы мира сего очень жёсткие, они не дают человеку свободы, не позволяют расслабиться и быть самим собой. А Господь как раз даёт нам такую возможность. И более того, Он нас как бы вынуждает быть самими собой: никогда не надевать на себя маску, никогда не играть чужую роль, вообще ничего в жизни не играть, никаких ролей. И чаще всего это есть самое невыносимое для нас. Представьте себе на минуту, что стоящие здесь в храме увидят нас такими, какие мы есть на самом деле. Страшно подумать, что люди будут знать, кто я есть в данную минуту. Вот так, заглядывая иногда в себя, нам и самим неприятно смотреть, и даже на исповеди мы не всегда имеем мужество до конца раскрыть себя перед Богом, потому что это ужасно неприятно.

Но в тот момент, когда человек думает только о том, как на него посмотрит Господь, Господь смотрит на него, как Он посмотрел на Закхея, который забрался на дерево, приподнялся над землей, стал выше. Господь замечает его и говорит: “Мне надо быть в твоём доме”. Господь, Который ни в чём не нуждается, Который ничем не ограничен и не связан, должен быть в доме Закхея, обязан к нему придти… “Мне надо быть у тебя в доме, скорее слезай. Я к тебе иду, ни к кому другому”… Такое ощущение, что весь путь в Иерихон Господь проделал специально для того, чтобы придти в гости к этому странному человеку, чтобы крепость его греха была сокрушена любовью Христовой.

И Закхей в полном раскаянии говорит очень важные слова: “Если я кого обидел, я вчетверо воздам”. Он приносит такие глубокие плоды покаяния, готов всю свою жизнь поменять только из-за того, что почувствовал, — именно к нему идёт Господь. Он преодолел своё собственное греховное состояние, сумел расколоть своё каменное сердце, сокрушить твердыню своего греха, эти стены иерихонские, просто смирением, согласием быть грешником, смешным и нелепым, но только со Христом.

И Христос говорит о нём: “Это сын Авраама”. Закхей — сын Авраама, потому что Авраам так поступал, как и нам следует поступать. Когда Господь его звал, он тут же слышал Господа и сразу отзывался: "Это я, Господи! " На каждый звук голоса Господня, — это я! И вот Закхей поступил, как Авраам, он услышал, как идёт Господь, он своей жизнью откликнулся, влез на дерево и тем самым сказал: “Вот он я, Господи, посмотри на меня”.

Это Евангелие даёт нам возможность увидеть, как Господь каждого из нас ищет, как Он к каждому из нас  грядёт, как каждый из нас Им любим. Для каждого из нас Господь проделывает этот тяжелейший путь из Иерихона в Иерусалим, чтобы и мы проделали этот путь  вместе с Ним, чтобы с этого момента встречи с Господом, мы бы пошли в Иерусалим, стремились бы в Царствие Небесное, смогли бы оставить всё на свете и сказать эти слова: “Я вчетверо отдам Господу, чтобы Твоя милость и Твоя любовь никогда не отступала от меня”. И нам бы, как Закхею, постараться возвыситься до того, чтобы Господь нас заметил. А возвышение наше — в нашем смирении, когда мы поднимаемся над толпой страстей, шумом и гамом человеческих мнений и суждений, когда мы не заботимся о том, что думают о нас другие люди, не примериваем чужие одежды, когда мы не стараемся внешне быть хорошими и выставить напоказ то, что нам никогда не принадлежало, а ходим перед Богом, как ходил Авраам. Тогда Господь приходит в наш Иерихон, чтобы каждого из нас найти, как Он нашёл Закхея. И найти нас возможно только тогда, когда мы, подобно Аврааму, на каждый Его призыв можем сказать: "Это я, Господи!"

Аминь.

2000