Главная » Воскресная школа » Обращение к родителям

 

 
Обращение 

отца Алексея

к родителям

 

октябрь 2018

 

         В нашем храме сложилась такая традиция, что первыми к Чаше подходят дети. И это очень умилительная картина для многих, когда дети сами подходят к Чаше и причащаются.  И в этой сцене все прекрасно, кроме одного момента: дети причащаются, а родители не причащаются.

Дети приходят в церковь, в воскресную школу, а родители с детьми оказываются очень мало в этом связаны. Получается, что детей приводят в воскресную школу, чтобы отдать их и освободиться от своих родительских обязанностей. Дети оказываются разлученными с родителями в момент причастия. И получается, что родители неделями, месяцами не причащаются, а просто отправляют своих детей к Чаше и думают, что это и есть религиозное воспитание, что если дети причащаются, ходят в воскресную школу, то вырастут верующими людьми. И в этом есть подмена, потому что не Церковь воспитывает детей христианами, не воскресная школа, не причастие, а их родители.

 Когда дети причащаются отдельно от родителей, не видят, как родители благоговейно молятся,  получается, что у детей какая-то своя духовная жизнь, а у родителей -  своя. В результате, дети подходят к Чаше с Телом и Кровью Христовыми, совершенно не понимая, что это для них значит, просто они знают, что это хорошо, потому что так сказали их родители. Но смысла причащения они не понимают, потому что этого не понимают их родители.

         Сегодня я столкнулся с очень грустным явлением в нашем храме. Приходят маленькие дети, которых нужно поднимать, потому что они не дотягиваются до Чаши, и их поднимает посторонний мужчина. Но почему это делают чужие люди? А где папа с мамой? Почему не они подходят со своими детьми к Чаше и не приводят своих детей ко Христу? Я поинтересовался у детей, где их родители, поговорил с родителями и понял, что родители сами не причащаются месяцами, не понимают смысл причащения Христовых Тайн, не участвуют в жизни Церкви. Они думают, что просто приведя ребенка в Храм, они свою роль выполнили.

         Я очень хочу эту практику в нашем храме поменять. Я буду объявлять об этом на каждой литургии.

Дети и родители подходят к Чаше вместе и вместе причащаются. Дети без родителей к Чаше не подходят.

         Когда дети причащаются без родителей, они понимают одно: то, что дают детям, родителям не нужно, для взрослых людей это не является абсолютной ценностью.

Дети не понимают, что такое причастие. Например, один мальчик сегодня просил: «Дайте мне только жиденькое». А я даже не знал, чей это ребенок, как мне обратиться к его родителям. 

         Дорогие родители, если причастие для вас не является ценностью, оно не будет ценностью и для ваших детей, даже если они будут причащаться каждую литургию. Они очень быстро перестанут это делать, когда вырастут, потому что будут помнить, что вы не причащаетесь, что вам это не нужно. Поэтому если вы хотите, чтобы ваши дети причащались в дальнейшем, пожалуйста, покажите, что вы - христиане, что для вас Христос – центр вашей жизни, что для вас центр литургии – это причастие Святых Христовых Тайн. Иначе в скором времени это закончится катастрофически, потому что наше время не предполагает тех форм религиозного воспитания, которые были известны еще десять лет назад. Все быстро меняется. По-другому идет формирование детской веры. Сейчас можно воспитывать детей только своим собственным примером.

 Это несколько вступительных слов. Потом мы обязательно постараемся встретиться и провести общее родительское собрание, и не только для родителей детей, которые ходят в воскресную школу, но и для всех родителей, которые ходят в наш приход. 














февраль 2015 года

В последнее время в нашем  храме стало  много  семей  с детьми, чему мы очень рады.  Но от  прихожан стали поступать жалобы на поведение детей  во время богослужения: дети бегают и шумят, разрушая этим общую молитву и  нарушая строй  нашей общинной жизни.  Понимая, что и родителям хочется помолиться на службе,  мы все-таки хотим напомнить, что они  ответственны  за поведение своих детей в храме.

 Прежде всего, сами родители должны не разговаривать друг с другом, а показывать пример благоговейного поведения в храме своим детям и следить за их поведением.  Недопустимо, чтобы  ребенок бегал по храму, шумел, болтал с другими детьми.  По благословению настоятеля родителям   разрешается приезжать  не к началу богослужения, а  к концу службы, чтобы дети, с одной стороны, не уставали, а, с другой стороны, все-таки побыли на Литургии  пусть небольшое время, но в спокойном  состоянии.

Просим  родителей во время службы не находиться  в дальней части храма, где  дети за колоннами и спинами взрослых не видят Литургии, а проходить вперед и занимать места в передней части храма -  это места для детей и их родителей.

Если же родители приезжают к началу службы, но не справляются с поведением своих детей, они могут выйти с ними на  улицу и провести  время на нашей детской площадке.

У нас назначен  ответственный, который  имеет благословение настоятеля на то, чтобы делать  замечания родителям и просить их выйти с детьми из храма и дать им отдохнуть, чтобы вернуться к причащению. Очень просим  не обижаться.




Р
одительское собрание

 

В нашем приходе состоялось родительское  собрание, на котором отец настоятель рассказал и об общих принципах подготовки детей к причащению Святых Христовых Таин, о поведении детей в храме, и об отношении родителей к церковной жизни своих детей.

  

Отец Алексей: В нашем храме с каждым годом все больше детей: дети разновозрастные. Именно поэтому часть родителей приходит с детьми сразу на службу, другие – к середине службы: некоторые дети ходят на занятия, некоторые – не ходят, то есть все происходит по-разному. И мне бы хотелось озвучить определенные общие принципы, чтобы у всех было понимание того, что такое служба, что такое Евхаристия.

Первое, на что хотелось бы обратить ваше внимание: я думаю, очень неправильно, когда дети причащаются без родителей. Это становится не очень хорошей традицией – просто приносить детей к причастию. А что при этом с ребенком происходит? Как он это осмысливает для себя эмоционально, ведь по-другому ребенок понимать это не может? Получается, что причащение Святых Христовых Таин для младенца – это некий почти магический акт: родители думают, что если часто причащать ребенка, то с ним все будет хорошо. Мне кажется, это результат глубокого непонимания родителями того, что происходит в храме. Понятно, что и дети, вырастая, не будут понимать смысла Литургии.

Понимаем ли мы, когда подносим своего ребенка к Святой чаше, зачем это делаем? Может сейчас кто-нибудь из родителей ответить на этот вопрос?

– Чтобы ребенок соединился со Христом, чтобы Христос участвовал в его жизни.

Вы правильно сказали: и для ребенка и для взрослого – это одно и то же, это соединение со Христом, чтобы Христова жизнь и жизнь ребенка были общими. А что за этим следует? Давайте дальше развивать эту мысль.

– Мы вручаем жизнь нашего ребенка Богу.

– Правильно. А дальше что? Вы понимаете, что в этот момент происходит огромный риск, который совершает родитель по отношению к своему ребенку? В этот момент мы отдаем своего ребенка в руки Божии, делая его участником Евангелия. Но себя вместе с ним мы в руки Божии не отдаем. Это очень важно осознать: если мы не приходим к причастию вместе с ребенком, не разделяем его с ним, в этом есть какое-то несоответствие, ущербность. Может быть, мы думаем, что причащаясь, ребенок болеть не будет? Или будет питаться благодатью и вырастет добрым хорошим человеком? Или с ним что-то само по себе будет происходить: неведомое, мистическое, что сделает его глубоко верующим человеком помимо нас? Но это ошибочное, недостаточное, осознанно не продуманное и ущербное представление.

Ребенок действительно ничего не понимает, даже когда ему семь лет, даже в десять лет он почти ничего в этом не понимает. И думать, что само по себе в его уме, в его душе и сердце что-то происходит помимо нас – это величайшая иллюзия.

Гораздо удобнее, если дети причащаются отдельно, но ведь дети видят, как родители не причащаются, и не видят, как родители причащаются. Это очень серьезная вещь: это значит то, что мы представляем себе, как общую жизнь, остается декларативным и только. Мы потом можем сколько угодно объяснять детям, что причастие – это истинное Тело и Кровь Христовы, хотя вообще-то это никому не понятно… А тем более детям… Они воспринимают все совсем по-другому, прежде всего, эмоционально: у них работают глаза, уши в этот момент, им важно, что на них обращают внимание. И в этот важный момент родители оказываются просто – подносящими. Они не разделяют эмоциональную радость ребенка, и эта радость не идет вместе с ними домой. Вот они причастились вместе и с этой радостью возвращаются домой, вместе переживают эту радость общего причастия – этого всего нет, а это и есть самое главное. Это то, что детей учит тому, и что такое причастие, и что такое вера – что такое разделить свою жизнь со Христом. По-другому донести это до детей бывает очень сложно.

Поэтому первое, на что я хочу обратить ваше внимание, дорогие родители, давайте у нас такого не будет, и родители будут причащаться вместе с детьми.

– Что делать, если муж неверующий, много работает, дома только по выходным и я должна уделить ему время и не могу подготовиться к причастию, поэтому причащаюсь в другой день?

– Конечно, иногда приходится идти на компромиссы. Момент подготовки у детей и родителей разный, и частота причастия может быть разная, я согласен. Я понимаю, что не всегда родители и дети могут причащаться вместе, но это не должно быть превалирующим. Я против того, чтобы они причащались вместе только в виде исключения.

Главное – стремиться, чтобы семья причащалась вместе, ради этого можно в чем-то ослабить и пост, и внешнюю подготовку к причастию, но не внутреннее благоговение, состояния страха Божия. Главное – это общая жизнь, и здесь она должна быть общей.

Нашим многодетным семьям мы позволяем приезжать не к началу Литургии, но и не в самый последний момент. Можно приехать к концу службы, но все-таки не к самому причастию. Для нас очень важно, чтобы дети со всей семьей какое-то время побыли на Литургии в спокойном состоянии, чтобы не было беготни, чтобы все увидели красоту храма, послушали песнопение, чтобы для всех это, пусть небольшое время, стало временем молитвенного благоговейного состояния. Очень прошу: не прибегать в последний момент к Чаше. Родители сами должны определить, какая часть Литургии для их детей приемлема.

Может быть, это покажется странным, но я против того, чтобы детей обязательно причащали на каждой Литургии. Как это иногда происходит? Приехали в суматохе, поругались все с утра, доехали до храма к концу службы, быстро причастили и ушли… Я этого не понимаю: на Литургии никто не был, к ней не готовился… Суматоха, суета.. Но лишь бы причастить… Это тоже видится мне величайшей ошибкой: когда все выстраивается как механическое действие – есть младенец и его надо каждую неделю причащать… Почему? Зачем? Эти вопросы не задаются. И если это происходит как преодоление каких-то страшных препятствий, не надо такого. Ребенок, которого так причащают, будет кричать, вырываться, потому что родители приехали в раздраженном, озлобленном состоянии. В таком состоянии не надо приходить в храм. Вот так причащать – не надо. Пусть мы будем причащаться не каждое воскресенье, но пусть это будет семейный, нормальный, спокойный поход в храм.

Если мы сами боимся причащаться в суд или в осуждение, то зачем же ребенка причащать в таком состоянии?.. Что же мы делаем?.. Думаем, что он безгрешный, и ему ничего не будет?.. Нет, будет. Это не значит, что Господь будет осуждать ребенка, но мы понесем ответственность за то, что принесли ребенка в таком состоянии, и он воспринял причастие как акт насилия над собой. Нужно ли это? Нет, это вредно.

– А если ребенок всегда кричит при причастии?

– Я не думаю, что это связано с духовной проблемой, скорее это какая-то психологическая ситуация... Может быть, ребенок болел, ему давали лекарства и причастие стало у него ассоциироваться с приемом чего-то невкусного. А может быть, в храме его кто-то испугал… Значит подождите, не надо его в таком состоянии причащать. Пусть он от своей проблемы освободится.

Не всем детям с семи лет надо исповедоваться, некоторые к этому еще не готовы: они тормозят, боятся, им пока еще рано. Также не обязательно всем детям в раннем возрасте исповедоваться каждое воскресенье. Некоторые дети к этому готовы: они знают что говорить на исповеди, а есть дети, которые не могут ничего о себе сказать. Зачем их мучить? Им достаточно исповедоваться, может быть, раз в месяц. Надо исходить не только из возраста ребенка, но из его развития, его психологического состояния. Если дети не исповедуются, пусть просто подходят под благословение, чтобы у них присутствовала какая-то форма, показывающая, что подойти к причастию – это не так просто.

Готовятся к причастию все по-разному, и, конечно, готовиться надо. Каким-то образом ребенок должен настраиваться на то, что он будет причащаться.

Молитву перед причастием дети должны читать самостоятельно. Например, с раннего возраста можно читать«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими…», объяснив детям смысл этой молитвы.

Потом можно прочитать молитву Иоанна Златоустого: «Верую, Господи, и исповедую…» и постепенно добавлять из правила две молитвы, четвертую и пятую, они достаточно простые. И обязательно объяснять смысл этих молитв. Думаю, достаточно такого небольшого правила. Все остальные молитвы из последования к детям никак не могут относиться, они никак не могут их к себе применить. Может быть, можно добавить какие-то отдельные тропарики из канона, посмотрите сами, перепечатайте их на отдельный листок, но тропари и каноны сложней для понимания, чем молитвы.

Считается, что лет с четырех ребенка можно уже не кормить перед причастием. Но, опять-таки, дети разные: если служба начинается в десять часов, а причастие около двенадцати, не все это могут выдержать.

Известно, что скорость эскадры определяется по самому медленному кораблю. Самое слабое звено в семье – должно быть главным, по нему вымеряется строй всей семьи: если младший устал – все остальные тоже должны отдыхать. Воцерковленные семьи считают, что детей надо воцерковить так, чтобы им мало не показалось. Я знаю семью, где ребенок с удовольствием ходит в храм, на литургию и всенощное бдение, посещает воскресную школу, но в обычной школе вдруг пошел в полный разнос. Родительский запрос таков, что ребенок должен явить себя святым. И ребенок старается, хочет быть хорошим, он видит, как это родителям важно, но его хватает только на это, на этот воскресный день, а потом он ни собраться, ни учиться уже не может. Не надо из детей делать экспериментальные площадки по святости. Не может ребенок в восемь лет три часа отстоять на всенощном бдении и два часа на Литургии, а потом – воскресную школу. Дети видят, как вам это важно, они будут стараться, но в обычной школе они учиться не смогут, у них нет отдыха. Поэтому устраивайте своим детям выходные, особенно младшим школьникам. Дайте им отоспаться, сходите с ними в парк, в музей, на лыжах покатайтесь... Видите: ребенок устал – дайте отдохнуть, отдохните с ним вместе, даже если семья воцерковленная.

Если вы приезжаете с детьми к началу Литургии, то уж за своими детьми, пожалуйста, следите. Не надо делать вид, что это не ваши дети. А то получается, что тот, который на руках, присмотрен, а остальные … И зачем это для детей? Они начинают бегать, шуметь, заниматься своими делами, другие прихожане начинают их успокаивать, а родители начинают возмущаться: как это моему ребенку делают замечание?! Это очень нехорошо. Дети в храме хоть какое-то время должны молиться. Ради этого мы приводим их в храм. Если дети в храме совсем не молятся, то зачем тогда все это?

Во время службы родители устраиваются на лавочках в дальней части храма, и дети не видят Литургии, потому что она заслонена от них спинами прихожан. Будьте любезны: идите вперед, занимайте лучшие места, это место для детей.

Родители, которые пришли на службу с детьми и от начала до конца посвящают свое внимание детям, во время Литургии не молятся. Если вы хотите быть с детьми в храме и молиться, значит, молиться будете вы, а все остальные будут заниматься вашими детьми, или вы будете заниматься вашими детьми, и тогда будут немножечко молиться ваши дети, а вы должны понять, что вам этого не удастся. И вообще, когда растут дети, глубокая, серьезная молитвенная жизнь получиться в принципе не может. Потом она возвращается, но на какое-то время, пока дети маленькие, она отодвигается, и молитва уступает место смирению и терпению, что, собственно говоря, равноценно молитве. Терпеливое смиренное отношение к детям и ближним в этот момент равноценно молитве. Когда вы в храме занимаетесь своими детьми, не бойтесь, – Господь вас видит, Он знает, чем вы сейчас заняты. А вы заняты очень важным делом – заботой о том, чтобы ваши дети сейчас перед Богом предстояли, чтобы он чувствовал вашу заботу. В какой-то момент вы можете с ними из храма выйти, когда кто-то из них устал, потом вернуться… Но именно они – объект вашего внимания. Если они ваше внимание теряют – это беда, это неправильно. Поэтому вы приходите в храм и смотрите за своими детьми – это самое главное.

– А разве не важно, чтобы дети видели, что их родители молятся?

– А вы думаете, что когда вы молитесь, а дети бегают вокруг подсвечников, они вас видят?

После литургии, в день причастия, как бы ни сложился потом день, детей наказывать нельзя. Всякое бывает: они сильно устают, в храме душно, родители тоже устают, а ребенок оказывается виноватым... Как бы плохо дети себя ни вели, как бы ни капризничали – все обязательно все должно кончиться миром. Родительское терпение, даже если ребенок не прав, должно победить.

Пусть в этот день дома будет обязательно какой-то маленький праздник, что-нибудь вкусненькое, какой-нибудь тортик. Пусть с самого раннего детства воскресный день воспринимается как праздник, а не как долгое, тяжелое путешествие непонятно зачем.

И хорошо бы, хотя бы в двунадесятые праздники, придти в храм красиво одетыми. Родители: мама, папа, и ребенок – идут в храм как на праздник со всеми атрибутами праздника. И этот праздник потом обязательно должен отмечаться дома. Продумайте это обязательно, пусть этот день будет отмечен какой-то обычной детской радостью, чтобы она зафиксировала для него – это особенный день, это не просто день труда, какого-то напряжения и усталости, но день, который завершается радостным, хорошим событием, самым простым.



Лена Каллиникова: о подготовке к праздникам.

Праздники делаются своими силами. Сами не сделаем – никто не сделает: у нас нет специальных людей, и ваша помощь очень нужна, и не столько финансовая. Надо привести детей вовремя на репетиции, выучить с ними слова – это и важный дисциплинирующий момент. Раз, два не привели – и все рассыпалось.

Перед самим праздником я обзваниваю всех родителей, и некоторые спрашивают чем помочь, а некоторые – не спрашивают. Так или иначе – все будет сделано, но хуже. Мы только вместе можем сделать это хорошо.

Хотелось бы, чтобы в наших детских праздниках принимали участие и родители, со своими номерами. Пожалуйста, выступайте вместе со своими детьми, принимайте участие, берите роли, мы вам дадим. Только скажите: "Я хочу".

Болезненный вопрос – подарки детям. Кто-то считает, что много собирают, кто-то не доволен самим подарком… Сформируйте маленький родительский комитет, который бы отвечал за такие простые вещи, как сбор денег и покупку необходимых вещей для декораций, покупку подарков, организацию стола.